История альпинизма: 1994 год, белорусская трагедия на третьей по высоте вершине мира - Канченджанге

Виды на юг с вершины Главная Канченджанга
Виды на юг с вершины Главная Канченджанга


Осенью 1994 года была организована первая белорусская экспедиция на третью вершину мира — Канченджангу (8586 метров). Экспедиция закончилась трагедией.

Из 12 человек в сошедшей лавине погибли трое: первая советская альпинистка, взошедшая на Эверест, Екатерина Иванова, белорусский альпинист, руководитель туристического клуба пединститута Максима Танка Сергей Жвирбля и известная болгарская альпинистка Иорданка Димитрова.

На вершину взошел только один — Виктор Кульбаченко, у которого в результате обморожения были ампутированы фаланги пальцев на левой руке и полпальца на правой.

Статья из газеты «Советская Белоруссия», июль 1994-го:



«Осенью этого года планируется проведение первой белорусской экспедиции в Гималаи. Цель экспедиции – восхождение наших альпинистов на Канченджангу, одну из высочайших гор планеты. В переводе с тибетского название горы означает «Пять сокровищниц Великих снегов» и очень точно характеризует закованный в лед и покрытый вечными снегами гигантский Главный (высота 8586 м), Южный (8491 м), Средний (8478 м), Джалунг Канг (8505 м) и Кангбахен (7903 м). В заявке, поданной в 1993 году в Министерство туризма Непала, представлен план восхождения на главную вершину. По высоте главная вершина Канченджанга – третья в мире и уступает только Эвересту (8848) и Чогори (8611).
Первая попытка подняться в 1905 году на Канченджангу окончилась трагически: четыре восходителя погибли в снежной лавине. Все последующие не смогли добиться успеха. Канченджанга приобрела славу труднейшего и наиболее опасного из всех гималайских «восьмитысячников».
Время проведения белорусской экспедиции в Непал – сентябрь и октябрь – выбрано не случайно: в период между летним и зимним муссонами в Гималаях стоит относительно хорошая погода. Основной состав горовосходителей определится после тренировочных восхождений на Памире в июле-августе. Не исключено, что в состав команды смогут войти альпинисты других стран: поступили заявки от Великобритании, Болгарии, России, Украины. Организует уникальное путешествие в Гималаи белорусское торгово-промышленное акционерное общество «Люкс-Гея», которое и оплачивает значительную часть экспедиционных расходов»


Экспедиция состоялась в то время, когда весь постсоветский альпинистский мир вступал в фазу переосмысления своего существования из-за разрушения стройной и отработанной системы альпинистских лагерей и альпинистских путевок, обеспечивавшей, прежде всего, финансирование. certificatАльпинистские лагеря, не получавшие денег, закрывались, на горных вершинах и перевалах Кавказа и Памира возникали границы новых государств, которым нередко сопутствовали и вооруженные конфликты. Лагеря работали до 1992-1993 годов как будто по инерции, и подготовка новичков-альпинистов еще проводилась.

На волне обретения независимости Беларуси в умах альпинистов возникали проекты «Первых…»: первые мастера спорта международного класса, первая гималайская экспедиция, первая попытка взойти на Эверест.

В 1993 году Сергей Новиков подал заявку на восхождение на Канченджангу Главная с севера в Министерство туризма Непала. На тот момент на вершины этой страны существовала очередь, и на 1994 год была свободна только Канченджанга, третья по высоте вершина мира. Это обстоятельство сыграло свою роль, ведь существуют восьмитысячники «легче» и, главное, ниже Канченджанги. Подготовкой к экспедиции занимались больше года: подбирали состав, искали снаряжение и спонсоров.

пермит на восхождение для Белорусской экспедиции
пермит на восхождение для Белорусской экспедиции


Когда осенью 1994 года все, наконец, было готово, участники вылетели в Непал, где их сначала ждало 21-дневное путешествие к подножию вершины. В результате корректировки плана решено было штурмовать вершину не с севера, как планировалось, а с юга. Это тоже упрощало восхождение – маршрут с юга был известен. Недалеко от ледника у подножия горы белорусы встретили южнокорейцев, которые свернули свою экспедицию на Канченджангу, не взойдя на вершину.

Само восхождение было построено по традиционной на тот момент осадной тактике: по пути подъема на вершину устанавливались промежуточные лагеря – палатки с запасом газовых баллонов, продуктов и теплых вещей. Таких лагерей, кроме базового на леднике у подножия вершины, было поставлено четыре: первый на высоте 6300 м, второй – на 6700, третий – на 7300, штурмовой – на 7800. Из штурмового лагеря выход осуществлялся непосредственно на вершину. Команда альпинистов совершала «челночные» переходы между лагерями, прокладывая маршрут и веревки для всех участников восхождения, получая тем самым высотную акклиматизацию, а также перенося необходимы грузы.

На этот раз штурмовой лагерь был поставлен ниже положенного, что затрудняло сам штурм вершины, делая его очень серьезным испытанием: альпинистов ждал большой перепад высоты от лагеря до вершины, сложные участки, требующие много сил и времени.

В ходе экспедиции происходили изменения в составе связок альпинистов, которые должны вместе работать на горе: во-первых, личная экипировка альпинистов не всегда соответствовала гималайским условиям, во-вторых, иногда подводило здоровье – что вполне нормально для восхождений выше 7000 метров; в-третьих, коррективы вносили альпинисты, в-четвертых, коррективы вносила сама гора.

Состав белорусской экспедиции

Участники (сверху вниз, слева направо): Ирина Вяленкова, Сергей Жвирбля, Сергей Новиков, Леонид Лозовский, Валерий Моисеенко, Александр Дубровский, Виктор Кульбаченко, Эдуард Липень, Екатерина Иванова, Иорданка Димитрова, Борислав Димитров, Алексей Седов.
Участники (сверху вниз, слева направо): Ирина Вяленкова, Сергей Жвирбля, Сергей Новиков, Леонид Лозовский, Валерий Моисеенко, Александр Дубровский, Виктор Кульбаченко, Эдуард Липень, Екатерина Иванова, Иорданка Димитрова, Борислав Димитров, Алексей Седов.




Хроника восхождения на Канченджангу

Канченджанга. Маршрут восхождения белорусской команды. 1994 год.
Канченджанга. Маршрут восхождения белорусской команды. 1994 год.



  • 30 сентября. «Распечатали» гору трое: Кульбаченко, Иванова, Жвирбля. Они вышли на разведку и дошли до перил корейцев. Лагерь не ставили, спустились вниз в базовый лагерь на 5500 м.

  • 1 октября. Первая тройка отдыхает. На горе ударный и маститый отряд: Лозовский, Новиков, Моисеенко, болгары, Саша Дубровский. Несут наверх грузы для промежуточных лагерей. Достигают отметки 6100.

  • 2-3 октября. Обработка маршрута до 6500, установка лагеря на плато 5600, 6300, начало работы по поиску прохода через ледопад.
    ….из дневника Кульбаченко: «Когда поднялись на 6500, поняли, почему корейская экспедиция застряла именно здесь. Ледопад, в центре которого мы оказались, – это глубокие трещины, провалы в теле ледника, бесчисленные гряды 40-50-метровых ледниковых гор. Совершенно непонятно, куда идти дальше». Ребята забирают влево к краю ледопада и как будто находят потенциальный проход. Темнеет, они возвращаются.

  • 3 октября. Работают на маршруте 9 человек (из 12 участников всей экспедиции), прохода нет.

  • 5-6 октября. Обрабатывают ледник, ищут проход.

  • 7-8 октября. Акклиматизация всех участников и работа по доставке грузов в высотные промежуточные лагеря.

  • 9 октября. Катя Иванова и Сергей Жвирбля дошли до конца перил, провешенных Виктором Кульбаченко на 6700. В ночь с 9 на 10 октября ледовый обвал.

  • 10 октября. Александр Дубровский, подойдя под конец перил, не может найти веревку и перила. Команда в тревожном предчувствии обрабатывает маршрут дальше, чтобы проложить перила и найти пропавших участников.

  • 11 октября. Вышли на отметку 7000 м.

  • 12 октября. Объявлены поисково-спасательные работы.

  • 13 октября. Кульбаченко поднялся наверх. Только он мог оценить масштабы ледового обвала, так как единственный был на месте до него. Мест он не узнал, все изменилось. В базовом лагере на леднике (5500) обсуждение гибели и принятие решение о продолжении экспедиции.

  • 15-16 октября. Кульбаченко и болгары работают на отметке 7300.

  • 17-18 октября. Работа по провешиванию перил до 7800. Работает Липень, а также Вяленкова и Дубровский. Поднявшийся на следующий день Кульбаченко недоволен проделанной работой – слишком мало.

  • 20 октября. Продолжение работы выше 7450 и установка лагеря на 7800.

  • 22 октября. Кульбаченко выносит груз на 8100 (газовый баллон). Его напарник Саша Дубровский из-за улетевшего из палатки рюкзака спускается. Накануне восхождения в штурмовом лагере трое – Кульбаченко и болгары. Утром они собираются на штурм.

  • 23 октября. Восхождение Кульбаченко, заслуживающее отдельной книги, гибель Иорданки Димитровой. В тот день Виктор видел следы Иорданки и следовал по ним до тех пор, пока следы, по его словам, не повернули в сторону другой вершины. Нужно сказать, что Иорданку нашли через год итальянцы. Ее тело было обнаружено на выкате снежного кулуара на 7600 м.





Эта экспедиция стала экспедицией странных и трагических случайностей. Южнокорейская команда штурмовала вершину месяц и свернула работу, по пути назад встретив белорусов команды Новикова. Корейцы однозначно и без возражений сказали: «Прохода на вершину нет». Они возвращались полным составом и, вполне возможно, были раздосадованы, что вслед за ними и по проложенным ими 4 километрам веревок пойдет другая команда. В своей книге Новиков рассказывает о драке между носильщиками двух экспедиций, возникшей, по его мнению, как провокация со стороны южнокорейцев.

В начале октября белорусы начали работать на маршруте и искать проход, который так и не отыскали корейцы. 10 октября снежно-ледовый обвал, унесший жизни двух человек – россиянки Екатерины Ивановой и белоруса Сергея Жвирбли, в то же самое время забил спрессованным льдом и снегом огромную трещину на 7600, преграждавшую путь. Тем самым белорусы, долго искавшие проход через ледопад, прошли, прокладывая перила по сложному, но теперь проходимому участку до верхней части маршрута и выхода на предвершинный гребень.

Дальнейшая работа, требовавшая тяжелого физического напряжения, была проделана за 2 недели, и к первой попытке штурма были готовы трое альпинистов, которых затем должны были «догнать» остальные участники.

Однако 23 октября погибает Иорданка Димитрова, а ее напарник спускается в базовый лагерь и спешно возвращается в Катманду. Кульбаченко ценой обмороженных пальцев на ногах и руках достигает вершины и спускается в лагерь на 7800 м, где проводит трудную ночь. На следующий день руководитель Сергей Новиков приказывает всем спускаться. На тот момент в штурмовом лагере были двое – Ирина Вяленкова и Алексей Седов. Только они теоретически еще имели возможность штурма.



Обложка книги об экспедиции «Чтобы вернуться», Сергей Новиков
Обложка книги об экспедиции «Чтобы вернуться», Сергей Новиков

Результаты экспедиции и трагическая гибель трех ее участников вызвали совершенно разные оценки в альпинистской среде; возможно, еще и поэтому ее руководитель в 1996 году написал книгу «Чтобы вернуться», подробно рассказывающую об этой экспедиции. Несмотря на разные оценки, все участники экспедиции сходятся во мнении, что крупных организационных, стратегических и тактических промахов допущено не было. Из воспоминаний Валерия Моисеенко: «После экспедиции мы с Лозовским пришли к выводу, которому сами удивились. Новиков допускал организационные огрехи, совершал ошибки. Но в критических ситуациях он принимал пусть жесткие, но точные и грамотные решения».


Белорусская команда состояла из опытных альпинистов-высотников (за исключением руководителя, не имевшего высотного опыта), однако стоит сказать, что непосредственно гималайским опытом обладали только двое из восьми белорусов – Липень и Вяленкова.

В 1992 году белорусы Ирина Вяленкова и Эдуард Липень поднялись на Шиша-Пангму (8040 м), с куполообразной вершины которой нередко сползают снежные лавины. За это восхождение они первыми в Беларуси были удостоены званий мастеров спорта международного класса. В 1993 году Липень (тогда ему было 57 лет) в составе российской группы участвовал в восхождении на Эверест (8848 м): он взошел на его южную предвершину (8700 м), но из-за сложных погодных условий пришлось повернуть назад.

Чуть позже, но в том же году, плеяда молодых белорусских альпинистов (некоторые из которых через 13 лет взойдут на Эверест) штурмовала Пик Победы (7439 метров) на Памире и в итоге достигла вершины.

Место поклонения местных жителей. 4000 м. Выше поднимаются только альпинисты.
Место поклонения местных жителей. 4000 м. Выше поднимаются только альпинисты.


В целом, в начале 90-х в Беларуси существовал мощный набор альпинистов-высотников и поэтому проблем с составом на гималайскую экспедицию быть было не должно – даже сейчас белорусские альпинисты не соберут и половины такого состава. Тогда главная проблема заключалась не в недостатке опытных альпинистов. Рассказывает Александр Дубровский:

- В советские времена состав был скроен по спортивному принципу, в нем хорошо знакомые люди, объединенные общей целью. Сейчас (1994 – ред.) в Гималаях все по-другому. Собираются разные, иногда незнакомые альпинисты, в большей или меньшей степени профессионалы, у которых есть деньги.

Треккинг. Катя Иванова, Леша Седов, Иорданка Димитрова и Борислав Димитров
Треккинг. Катя Иванова, Леша Седов, Иорданка Димитрова и Борислав Димитров


Путь к лагерю на 6300 м
Путь к лагерю на 6300 м


Виды на юг с вершины Главная Канченджанга
Виды на юг с вершины Главная Канченджанга


Один из лагерей в редкий случай хорошей погоды
Один из лагерей в редкий случай хорошей погоды





Виктор Кульбаченко стал первым белорусским альпинистом, взошедшим на Эверест (1998 год) в составе узбекской экспедиции. Он совершил это на 7 лет раньше белорусской экспедиции на Эверест в 2005 г., которая также завершилась успешно. Что же касается восхождения Кульбаченко на Эверест, то оно никак не относится к достижениям непосредственно белорусского альпинизма (как в организационном, так и в тренировочном плане). Кульбаченко – единственный белорус, который пытался совершить восхождения на три самых высоких вершины мира: Эверест, К-2, Канченджангу, две из которых ему покорились.


В 90-х схлестнулись две идеологии – наши альпинисты пытались работать по старой схеме, в которой участие оплачивается организаторами, но в 1994 году они столкнулись с тем, что сами должны оплатить свое участие, несмотря на помощь и Генерального партнера экспедиции, и других спонсоров. Каждый из них автоматически считал, что имеет право на участие в штурме вершины и не должен работать на маршруте только в качестве подносчика снаряжения и продуктов для других участников команды.

В 1995 году Ирина и Эдуард участвовали в болгарской экспедиции на Дхаулагири. История этого восхождения стала известна всему миру.

В 1997 году Виктор Кульбаченко получил предложение от Владимира Шатаева, известного российского и советского тренера и альпиниста, об участии в узбекской экспедиции на Эверест. Он стал первым белорусом, покорившим Эверест (8848 м), наивысшую гору планеты.


В конце 90-х были попытки организовать белорусскую экспедицию на Эверест, которые завершились успехом только в 2005 году. В составе участников той и последующей экспедиций на 8-тысячники были белорусские альпинисты, прошедшие подготовку в конце 80-х – начале 90-х.

К этому времени спортивный уровень альпинистского сообщества серьезно снизился, возникла разобщенность интересов, а Белорусская федерация альпинизма больше не являлась дееспособной организацией для развития всего направления в стране.




– После Горы нашей команде был обещан прием у президента, – рассказывал Валерий Моисеенко в интервью газете «Прессбол» в 2001 г. – Шейте, мол, ребята, фраки и прокручивайте дырочки для наград. Потом сроки встречи отодвинули, объяснив это тем, что не готова атрибутика с новой государственной символикой. А в итоге о нас вообще забыли. Экспедиция, инициированная не сверху, видимо, не могла рассчитывать на внимание к себе и после завершения. И вспоминать то, о чем старательно забывают на государственном уровне, казалось, уже ни к чему.

Теги: Канченджанга, Kangchenjunga, восхождение на Канченджангу, история альпинизма, белорусские альпинисты, альпинисты Беларуси
Автор: http://90s.by/
Просмотров: 2531
Опубликовано 2015-08-27 в альпинизм

comments powered by Disqus