История альпинизма: первое восхождение на Нангапарбат по Западной стороне - стороне Диамир в 1962 году

Содержание

1. ВВЕДЕНИЕ

2. Первое восхождение на Нангапарбат. 1953 год

3. Вторая экспедиция на Нангапарбат. Первая попытка покорения западной стены - стороны Диамир. 1961 год

4. Третья экспедиция на Нангапарбат. Первое восхождение по стороне Диамир. 1962 год



ВВЕДЕНИЕ


Нангапарбат (Нанга Парбат / Nanga Parbat) – гора, которая к тому моменту приобрела на редкость мрачную славу. Первая попытка восхождения на неё закончилась гибелью альпинистов, в 1934 г. на её склонах остались 10 человек, в 1937-м лавина похоронила ещё 16, в 1950 г. – ещё три жертвы.
Впечатление ужасающе.

 Нангапарбат (Нанга Парбат / Nanga Parbat / 8126 м,— девятый по высоте восьмитысячник мира
Нангапарбат (Нанга Парбат / Nanga Parbat / 8126 м,— девятый по высоте восьмитысячник мира


Ни Эверест, ни К2, ни Канченджанга – ни один восьмитысячник, на который пытались взойти альпинисты - не потребовали столь больших жертв.
Даже Аннапурна (гора, которая сейчас лидирует по т.н. «мортал рейтингу» - отношению количества погибших к количеству взошедших) в 1950 году отпустила Эрцога и Ляшенналя живыми, хотя и с сильно уменьшившимся количеством пальцев

Никто из ведущих альпинистов Германии и Австрии не сомневался, что Нангапарбат будет покорён немцами. В конце-концов именно немцы и австрийцы заплатили самую большую цену за попытки восхождения на Гору. В глазах альпинистского мира Нага-Парбат считался немецкой горой.
Но с другой стороны – такая заманчивая и престижная цель наверняка в ближайшее время привлечёт альпинистов из других стран. Тех альпинистов, которых скорее привлечёт, а не испугает страшная слава этой Горы, альпинистов, любящих риск и не обращающих внимание на старые традиции.
Им будет всё равно, чьей горой считался Нангапарбат на протяжении двадцати лет.

Нангапарбат (Нанга Парбат / Nanga Parbat / 8126 м,— девятый по высоте восьмитысячник мира. Вид на Западную стену - сторону Диамир (Diamir Face)
Нангапарбат (Нанга Парбат / Nanga Parbat / 8126 м,— девятый по высоте восьмитысячник мира. Вид на Западную стену - сторону Диамир (Diamir Face)




Первое восхождение на Нангапарбат 1953 год



К тому времени Германия и Австрия уже несколько оправились от последствий Войны. Альпинисты (как это видно на примере Германа Буля) набрали спортивную форму, и как раз подошли к уровню, позволяющему думать о гималайских восхождениях. Постепенно возродился выпуск снаряжения и, главное, у потенциальных спонсоров появились деньги. Можно уже не только мечтать, но и начинать реальную работу по экспедиции. Нужен был лидер – человек, который сможет увлечь остальных, раздобыть денег и запустить в движение сложный механизм гималайского восхождения.

И такой человек нашёлся – Доктор Карл Мария Херрлигкоффер (KARL М. HERRLIGKOFFER)

Доктор Карл Мария Херрлигкоффер (KARL М. HERRLIGKOFFER)
Доктор Карл Мария Херрлигкоффер (KARL М. HERRLIGKOFFER)


Ему было 17 лет, когда на склонгах Нанга-Парбат погиб его сводный брат, человек, ставший для него примером и героем, лидер экспедиции 1934 года Вили Мёркль.
В начале тридцатых два немецких альпиниста-экстремала (в то время в ходу было слово «экстремист») Мёркль и Вельценбах выбрали в качестве своей цели Нангапарбат, потому что на этой Горе погиб их кумир Альберт Маммери.
В середине тридцатых молодой студент-медик «заболел» Горой, потому что на ней погиб Мёркль.

Херрлигкоффер собрал обширную библиотеку по Гималаям, и особенно – всё, что касалось Нангапарбат. К тому же, в его распоряжении находился архив Мёркля, основываясь на котором Карл написал биографию своего сводного брата (а позднее составлял план штурма Горы).
Неудачи экспедиций второй половины тридцатых только утвердили его в стремлении покорить Гору (да, именно в таких терминах - покорить). Он отлично понимал, что его слабая альпинистская квалификация и физическая форма не позволят ему быть в числе восходителей, но его амбиции лежат в другой области, он будет организатором и руководителем.

Первым, с кем Карл поделился идеей был Рудольф Петерс – участник первого прохождения Гран-Жораса – одной из трёх знаковых альпийских стен. Тот представил проект в Альпийском Клубе Германии, который проявил интерес, скорее формальный, чем реальный. Германское Гималайское Общество, членом которого был Херрлигкоффер, проект не поддержало.
Карл начал искать поддержку у бизнесменов, политиков и общественных деятелей родной ему Баварии и нашёл её у бургомистра Мюнхена – тот взял экспедицию под свой патронаж. К тому же оказалось, что мюнхенское отделение Германского Альпийского Клуба – единственное, которое отнеслось с реальным энтузиазмом к идее Херлигкоффера (в итоге по подписке среди членов отделения была собрана весомая часть из необходимых 20 тысяч долларов).

База была заложена, можно было начинать работу, и в конце 1951 года Херлигкоффер подаёт заявку на восхождение.

3 июля 1953 года австрийский альпинист Герман Буль (Hermann Buhl), впервые в истории, взошел в соловосхождении на вершину восьмитысячника Нангапарбат. Его маршрут пролегал по леднику Ракиот.

Нангапарбат (Нанга Парбат / Nanga Parbat / 8126 м,— девятый по высоте восьмитысячник мира. Вид на Ctdthj-Западную стену - сторону ледника Ракиот (Rakiot Face)
Нангапарбат (Нанга Парбат / Nanga Parbat / 8126 м,— девятый по высоте восьмитысячник мира. Вид на Ctdthj-Западную стену - сторону ледника Ракиот (Rakiot Face)


Это был легендарный, не имевший до того времени аналогов эпизод в истории покорения восьмитысячников: Герман Буль, вечером 3 июля 1953 года, достиг вершины в одиночку, без использования кислорода, из лагеря, расположенного на высоте всего лишь 6900 м; при этом на обратном пути ему пришлось провести ночь под открытым небом на высоте около 8 км, так как светлого времени суток не хватило для спуска в штурмовой лагерь.

Более подробней о Германе Буле читайте в нашей статье: История альпинизма в лицах: Hermann Buhl (Герман Буль) >>>>>




Вторая экспедиция на Нангапарбат. Первая попытка покорения западной стены - стороны Диамир. 1961 год




Доктор Карл Мария Херрлигкоффер (KARL М. HERRLIGKOFFER)
Доктор Карл Мария Херрлигкоффер (KARL М. HERRLIGKOFFER)



После успеха экспедиции 1953 года, в следующем, 1954 году Карл Херрлигкоффер осуществляет еще одну экспедицию к восьмитысячникам: на этот раз его целью становиться Броуд Пик, и хотя первовосхождение команде Херрлигкоффера не удается, он не отчаивается, и спустя 7 лет, в 1961 году, снова собирает сильнейшую команду альпинистов и возвращается к "своей" горе: Нангапарбат.

В этот раз целью экспедиции ставиться первое восхождение по стороне Диамир (названной по одноименному леднику, который ниспадает с хребта горы на ее Северо-Западную сторону, также как и ледник Ракиот).

Участниками этой экспедиции стали:

  • Карл-Мария Херрлигкоффер - руководитель экспедиции
  • Мичль Андерль (Michl Anderl) - альпинист
  • Циги Лёв (Siegi Löw) - альпинист
  • Йорг Лене (Jörg Lehne) - альпинист
  • Гарри Рост (Harry Rost) - альпинист
  • Тони Кинсхофер (Toni Kinshofer) - альпинист
  • Руди Марек (Rudl Marek) - помощник руководителя экспедиции
  • Тони Месснер (Toni Messner) - альпинист
  • Герхард Вагнер (Gerhard Wagner) - приглашенный в экспедицию географ
  • Людвиг Делп (Ludwig Delp) - менеджер экспедиции


 Нангапарбат (Нанга Парбат / Nanga Parbat / 8126 м,— девятый по высоте восьмитысячник мира. Вид на Западную стену - сторону Диамир (Diamir Face)
Нангапарбат (Нанга Парбат / Nanga Parbat / 8126 м,— девятый по высоте восьмитысячник мира. Вид на Западную стену - сторону Диамир (Diamir Face)


Цель Херрлигкоффера в этот раз была не менее амбициозной чем первое восхождение на Нангапарбат в 1953 году, еще 8 лет назад, он писал в своей книге под названием "Мой путь в Гималаи" о стене Димир: "Она кажется невероятно трудной для восхождения".
После целого ряда "бума" первовосхождений на восьмитысячники планеты в 50-х годах, когда были пройдены 13 из 14 восьмитысячников, Херрлигкоффер принялся искать новые пути восхождения на уже покоренные восьмитысячники.
Но еще одной, не менее важной целью экспедиции 1961 года стояло изучение "белых пятен" в географии восьмитысячника Нангапарбат, для чего, специально для этой цели, в команду был приглашен географ Герхард Вагнер.

30 апреля 1961 года экспедиция из итальянского портового города Генуя отправилась к Гималаям.
18 мая команда прибыла в провинцию Гилгит-Балтистан в Пакистане.
29 мая к экспедиции присоединился и сам Херрлигкоффер, который в самом начале заболел и был вынужден остаться на некоторое время в Европе, вместе с ним прибыл в команду и Мичль Андерль, сопровождавший Карла из Европы к Базовому лагерю экспедиции.

В первой половине июня, командой были установлены высотные лагеря: Camp I и Camp II.
19 июня альпинистами Циги Лёвом, Гарри Ростом, Мичлем Андерлем с помощью высотных шерп был основан лагерь Camp III на отметке 6600 метров.
На следующий день, несмотря на переменчивую и кране неустойчивую погоду Тони Кинсхофер, Циги Лёв и Йорг Лене поднимаются к верховьям ледника Бажин (отметка "Bazhin Basin"), достигая отметки, известной сейчас как "каток Кинсхофера". На высоте 7150 метров они разбивают бивуак.

21 июня, из-за ухудшившейся погоды альпинисты возвращаются в лагерь Camp III.

В дальнейшем, продолжительный период плохой погоды полностью срывает планы экспедиции, делая восхождение по стороне Диамир очень опасным из-за большого количества свежего, неустойчивого снега.

В итоге, в конце июня месяца, Херрлигкоффер решает полностью прекратить экспедицию..


Из официального отчета Карла Херрлигкоффера, опубликованного в 1964 году

Моя третья гималайская экспедиция экспедиция началась 29 апреля 1961 года. На этот раз нашей целю была сторона Диамир восьмитысячника Нангапарбат.
Основными задачами экспедиции были:

  • Разведка стороны Диамир
  • Восхождение по стороне Диамир к леднику Бажин по уже известному маршруту
  • Штурмовое восхождение на вершину с ледника Бажин


Также мы планировали заполнить пустые, белые пятна на карте восьмитысячника Нангапарбат, для чего планировали провести географические исследования верхней части стороны Диамир, пройдя по одному из высохших руслов. Кроме того, нами планировались медицинские исследования а также фото-видеосъемка экспедиции на цветной пленке.

Как обычно, нашим трамплином был небольшой гималайской город Гилгит, которого мы достигли спустя три недели после отъезда из нашего дома в Мюнхене.
19 мая мы вышли из Гилгита на 11 джипах, полностью заваленными нашим багажем. Кроме нас в экспедиции участвовал пакистанский офицер связи, капитан Малик , а также восемь высотных носильщиков из долины Хунза.
Спустя 10 часов продвижения по живописным долинам Гилгита и ущельям великой реки Инд, мы достигли моста Бунар, который пересекает реку с одноименным названием. Здесь мы застряли на несколько часов, перенося весь наш груз из джипов на спины наших носильщиков (всего в переноске грузов участвовали 160 человек), после чего продолжили пешим шагом продвижение к Базовому лагерю., преодолевая последний крутой подъем.
В Базовый лагерь на отметке 4100 метров мы прибыли на два дня раньше намеченного нами срока.

Западная стена восьмитысячника Нангапарбат - сторона Диамир. Вид из Базового лагеря. 1961 год
Западная стена восьмитысячника Нангапарбат - сторона Диамир. Вид из Базового лагеря. 1961 год


Нашей первоначальной задачей ставился поиск и разведка первого маршрута восхождения по Западной стороне - стороне Диамир на вершину Нангапарбат, и прежде всего нам нужно было найти место для нашего первого высотного лагеря на отметках около 5000 метров.
Проведя в первые несколько дней разведывательные выходы, мы приняли решение отказаться от восхождения по центральному ребру на южной стороне стены, и сместиться севернее, и попытаться пройти 900 метровый ледовый кулуар.
Подход к этому кулуару от нашего Базового лагеря занимал около двух-трех часов, у его основания мы установили небольшой промежуточный лагерь. Отсюда стана уже наклонялась на 50 градусов, и нам нужен был промежуточный лагерь для более продуктивного отдыха и восстановления команды.

В конце концов мы провесили в кулуаре, который назвали просто: "нижний ледовый кулуар" (Low Ice- couloir) ,700 метров стационарных перил.
В верхней части этого маршрута мы обнаружили большой скальный карниз, достаточно удобный для установки палатки под бивуак.
Это место мы назвали: "Орлиное гнездо" ( Eagle’s Nest).
Отсюда ледяная стена горы поднималась на 900 метров верх пряма от порога нашей палатки.

После восхождения на первые 150 метров скального участка, мы нашли еще более комфортную площадку, позволяющую установить еще две палатки под бивуак. Это место было на отметке 6000 метров.
Это место стало нашим передовым Базовым лагерем, откуда должны были совершаться основные штурмовые восхождения по маршруту.

12 июня Тони Кинсхофер, Циги Лёв и Йорг Лене поднялись в этот передовой базовый лагерь в штормовых условиях. Еще несколько дней потребовалось что бы доставить в этот лагерь груз снаряжения для штурмового восхождения.

В то время как другие члены экспедиции были заняты установкой четвертого акклиматизационного лагеря, Циги Лёв провел разведку маршрута выше нашего второго лагеря на стене; и 19 июня тройка альпинистов Циги Лёв, Гарри Рост, Мичль Андерль с помощью двух высотных шерп Hidayat Shah и Isa Khan, установили лагерь Camp III на отметке 6600 метров.
Последние 400 метров к этому лагерю группа прошла по гладкому льду, а ключевые 6 веревок проходили по такому ледовому полю, что буквально на каждом метре была установлена страховочная точка, поэтому наши носильщики могли безопасно подняться по этому участку; а верхняя часть маршрута перед площадкой для лагеря была увенчана огромным карнизом.

Циги Лёв на ледовом участке между высотными лагерями Camp I и Camp II при восхождении на Западной стене Нангапарбат в 1961 году
Циги Лёв на ледовом участке между высотными лагерями Camp I и Camp II при восхождении на Западной стене Нангапарбат в 1961 году


Штурмовое восхождение на вершину мы решили начать не позднее 20 июня, но затяжная метель сломала все наши планы, в таких условиях восхождение по ледовым склонам горы было просто невозможным.
Но все же, 20 июня утром, погода неожиданно прояснилась и Тони Кинсхофер, Циги Лёв и Йорг Лене поднялись к верховьям ледника Бажин (отметка "Bazhin Basin"), достигая отметки, известной сейчас как "каток Кинсхофера". На высоте 7150 метров они разбивают крохотный бивуак. Это место было выбрано ими для окончательного штурмового восхождения на вершину, которое они назначили на полночь этих-же суток.
Однако, к ночи буря на склонах горы усилилась и к полуночи весь склон и вершина была во власти сильной метели, не давая никакой возможности восхождения.
На следующий день, 21 июля тройка альпинистов спустилась в высотный лагерь Camp III. Ожидание хорошей погоды затягивалось, провизия в высотных лагерях подходила к концу, и для штурмовой группы был лишь один выход - спускаться в Базовый лагерь.

Вскоре стало понятным, что непогода продлиться еще несколько недель... Для меня это была катастрофическая ситуация. Так долго наша экспедиция не была готова проводить на склонах Нангапарбат.

В итоге, в конце июня я принял решение о завершении экспедиции и возвращении домой.

Однако, несмотря на отрицательный результат штурмового восхождения вся команда пребывала в хорошем настроении, ведь мы все же выполнили главную свою задачу: нашли приемлимый маршрут восхождения на вершину по стороне Диамир, кроме того, мы обогатились новыми геологическими знаниями о леднике Диамир.


Открытка экспедиции Херрлигкоффера к Нангапарбат в 1961 году с подписями всех ее участников
Открытка экспедиции Херрлигкоффера к Нангапарбат в 1961 году с подписями всех ее участников


 обратная сторона открытки экспедиции Херрлигкоффера к Нангапарбат в 1961 году с видом на сторону Диамир восьмитысячника Нангапарбат
обратная сторона открытки экспедиции Херрлигкоффера к Нангапарбат в 1961 году с видом на сторону Диамир восьмитысячника Нангапарбат





Третья экспедиция на Нангапарбат. Первое восхождение по стороне Диамир. 1962 год



Из официального отчета Карла Херрлигкоффера, опубликованного в 1964 году


Работу, проделанную нами в 1961 году нельзя было оставить незаконченной. Теперь мы знали все трудности стороны Диамир, с которыми предстояло столкнуться альпинистам.
В первую очередь я хотел использовать свой накопленный опыт в этой экспедиции на полную силу, настаивая на том, что восхождение по стороне Диамир должно проходить по высохшему руслу с максимальным использованием оголенных скальных участков.
Все что требуется что бы сделать маршрут безопасным для альпинистов, это обеспечить возможность безпрепятственной доставки грузов нашими носильщиками в высотные лагеря, для этого нужно было провесить максимально удобные перила по маршрут восхождения.

Вторая основная проблема не была решена нами в достаточном объеме: за год до этого мы пытались победить 900 метровый нижний ледовый кулуар между высотными лагерями Camp I и Camp II для облегчения доставки грузов. Тогда нашими носильщиками были 10 опытнейших пакистанцев под руководством сирдара Иса Хана.

В этом году, к предыдущей команде носильщиков я добавил еще двух парней, которые были снами в 1953 году. На этот раз мы хотели проложить удобный маршрут к лагерю Camp II на отметку 6000 метров, восхождение на который проходит через 150-и метровую пропасть между "орлиным гнездом" и площадкой под лагерь Camp II.
Идея заключалась в том, чтобы снабдить группу, устанавливающую этот лагерь, максимальным количеством снаряжения и вещей, что бы в случае непогоды, штурмовая группа могла пережидать ее в лагере Camp II по меньшей мере с неделю.
Что бы выполнить это требование, нам необходимо было полностью заменить примитивные, сделанные на скорую руку перила в этом кулуаре, соорудив в нем подобие подъемника.
Для этого я, будучи еще в Германии, связался с несколькими конструкторами, а также с помощью Мичля Андерля мы разработали подходящий нам подъемный механизм, работающий на стальном тросе, который был способен за один раз поднимать груз весом в 50 килограмм.
Конечно, этот механизм не мог поднять груз прямо ко входу в палатку лагеря Camp II, он останавливался на небольшой платформе в 25 метрах ниже, откуда груз уже на плечах альпинистов попадал в высотный лагерь.

И что еще важно: в этом году Тони Кинсхофер предложил внести значительные отклонения от проходимого им маршрута прошлого года: в основном эти изменения касались прохождения ледового поля выше лагеря Camp II. С этими изменениями группа могла выйти на снежный гребень ведущий к лагерю Camp III с гораздо меньшими затратами сил и гораздо более безопасно, поскольку при этом обходились нависающие ледовые образования.

Были изменения также ив составе экспедиции. Йорг Лене (Jörg Lehne) и Тони Месснер (Toni Messner) не смогли принять в ней участия, и что бы не терять силу группы, я ввел в команду трех новичков в горах Гималаев, это были: Андерль Маннхардт ( Anderl Mannhardt), который был вместе с Тони Кинсхофером в первом зимнем восхождении на северной стене Эйгера; Манфред Штурм (Manfred Sturm) и Хуберт Шмитбауэр (Hubert Schmiedbauer).
Мичль Андерль был назначен ответственным за постройку и доставку грузов нашим механизмом в высотный лагерь.
Тони Кинсхофер был назначен руководителем штурмовой группы.
Руди Марек был назначен ответственным за логистику экспедиции.

Мои собственные обязанности сводились к общему руководству экспедиции и медицинской помощи ее участникам, кроме того, в медицинских вопросах мне помогал Sieglinda Ulbrich, который также взял на себя работу по заботе о здоровье наших носильщиков и шерп.
И еще я был ответственным за фото-видео фиксацию нашей экспедиции.

Участники экспедиции Карла Мария Херлигкоффера к Западной стене Нангапарбат. 1962 год. После возвращения в Гилгит.<br>Задний ряд: Hubert Schmidbauer, Toni Kinshofer, Anderl Mannhardt, Rudl Marek.<br>Передний ряд: Michl Anderl, Karl-Maria Herrligkoffer, Manfred Sturm.
Участники экспедиции Карла Мария Херлигкоффера к Западной стене Нангапарбат. 1962 год. После возвращения в Гилгит.
Задний ряд: Hubert Schmidbauer, Toni Kinshofer, Anderl Mannhardt, Rudl Marek.
Передний ряд: Michl Anderl, Karl-Maria Herrligkoffer, Manfred Sturm.


В этот раз наша экспедиция выехала их Мюнхена 29 апреля и на следующий день мы были в Генуе, где погрузились на корабль с нашим экспедиционным грузом в 4500 килограмм.
Я вместе с Руди Мареком вылетел в Пакистан самолетом для скорейшего оформления всех необходимых разрешений. Кроме того, Пакистан не смог оформить мне визу в назначенный срок, и выслал в наш адерс в Мюнхен "срочную телеграмму" с извещением, которая прибыла по адресу спустя два дня после того как мы вылетели. Возвращаться было слишком поздно, и я попытался решить возникшую проблему уже в Пакистане, в портовом городе Карачи мы подняли на уши как посольство Германии так и министерство иностранных дел Пакистана.
Только лишь благодаря специальной ноте Германского правительства, министерство иностранных дел Пакистана выдало нам все необходимые для пребывания в стране разрешения спустя всего лишь два-три часа после нашего прибытия в Карачи.
Таким образом мы уже в этот же день могли продолжить нашу экспедицию и сесть на поезд до Равалпинди в тот же день.

12 мая, вся команда, собравшись в Равалпинди, планировала выдвинуться в Лахор на следующий день. 15-16 мая в Пакистане праздновался большой мусульманский праздник, поэтому мы не смогли получить наши пермиты на восхождение на Нангапарбат... а поскольку, оказалось что наш письменный запрос на пермиты все еще не прибыл из Карачи, мы вынуждены были в итоге провести восемь драгоценных дней в Равалпинди, разрешая все необходимые бюрократические формальности

Только 24 мая мы были готовы выехать из Гилгита на одиннадцати джипах в сторону Базового лагеря по долине Инда.
К 16:00 того же дня мы уже были у моста Бунар, в 120 километрах от нашего Базового лагеря. Здесь нас встретили наши носильщики и шерпы.
В этом году, носильщики, не желая нагружать свою спину пригнали вьючных ослов, однако мне пришлось отказаться от этой идеи, поскольку я знал, что переход по руслам рек ледника Диамир и подъем по каменистым и крутым участкам треккингово пути ослы не пройдут, а экспедиция лишь потеряет время на переброску грузов обратно на плечи носильщиков. В ходе горячих споров с носильщиками мы остановились на частичном решении этого вопроса, использовав ослов только к пастбищам Diamirai, и на следующий день пройти пешком вверх по ущелью к Базовому лагерю Нангапарбат.

Весь путь к Базовому лагерю занял у нас четыре дня: с 25 по 28 мая. Подход к нему прошел без сучка и задоринки, в основном благодаря предварительной работе группы носильщиков, которые на обрывистых участках ущелья обработали все опасные каменные нависания.
28 мая мы начали установку Базового лагеря на старом месте - на отметке 4100 метров.

Для того, что бы установить первый высотный лагерь Camp I с минимальным риском, я дал соответствующую команду десяти носильщикам и пяти шерпам альпинистам на следующий день как мы пришли в Базовый лагерь. Тони Кинсхофер, Хуберт Шмитбауэр, Манфред Штурм и Андерль Маннхардт вышли перед этой группой, что бы проложить правильный маршрут к высотному лагерю.
Все они вернулись в Базовый лагерь в этот же вечер, и на следующий день группой были доставлены на верх еще 15 грузов.

Погода в эти дни стояла не очень хорошая, часто шел снег на склонах горы, и в Базовом лагере также было много свежевыпавшего снега. Тем не менее, условия были достаточны для обустройства высотного лагеря Camp I, и основное наше внимание было сосредоточено уже к подготовке штурма вершины, которое мы планировали провести к середине июня.


 Вид на маршрут Тони Кинсхофера 1962 года
Вид на маршрут Тони Кинсхофера 1962 года


1 июня Тони Кинсхофер, Циги Лёв и Тони Марек взошли в высотный лагерь Camp I, в то время как Хуберт Шмитбауэр и Андерль Маннхардт остались в Базовом лагере для подготовки веревочных лестниц для преодоления скального участка чуть ниже лагеря Camp II.

Скальный участок между отметкой "Орлиное гнездо" и высотным лагерям Camp II с установленными веревочными лестницами для носильщиков, переносящих экспедиционный груз. Экспедиция Херлигкоффера, 1962 год
Скальный участок между отметкой "Орлиное гнездо" и высотным лагерям Camp II с установленными веревочными лестницами для носильщиков, переносящих экспедиционный груз. Экспедиция Херлигкоффера, 1962 год


В то время как Хуберт Шмитбауэр и Тони Марек были заняты обустройством лагеря Camp I, Андерль Маннхардт с шерпами прокладывали маршрут по морене выше первого лагеря. В этот период каждый альпинист нашей группы был занят своей работой.

Следующие две недели ушли у нас на акклиматизацию в высотном лагере Camp II на отметке 6000 метров, обустраивая переход по нижнему ледовому кулуару нашими стальными тросами и подъемным механизмом - лебедкой. Эта работа была очень трудна, и затрагивала всех без исключения участников экспедиции.
В итоге, Андерль Маннхардт смог поднять и установить в течении одного часа 50-и килограмовую у разгрузочной площадки в 25 метрах ниже высотного лагеря Camp II. В следующие дни был провешен металлический трос, который весил не меньше лебедки, и с 12 июня наш подъемный механизм заработал в штатном режиме. Это был самый высокий тросовый лифт на то время в мире!

Теперь мы могли снабдить высотные лагеря гораздо большим снаряжением и продовольствием.

15 июня Тони Кинсхофер в соловосхождении начал прокладку маршрута от лагеря Camp II к лагерю Camp III. Два дня спустя лагерь Camp II был полностью снаряжен для штурмового восхождения и в него поднялась команда в условиях плохой погоды.
Ранним утром ветер не утихал, но альпинисты все же вышли на восхождение на установку следующего лагеря Camp III. К 8:00 утра они уже были на пути к Южному скальному хребту, который тянется до самой вершины. После прохождения 300 метров они вышли к верхушке ледопада, а затем перешли на правую сторону ледового участка Бажин. Здесь они установили 150 метров 7-и мм веревки в качестве стационарных перил и вернулись в лагерь Camp III около полудня.

В тот же день, Андерль Маннхардт, Мичль Андерль, Манфред Штурм с высотными носильщиками подошли к месту установки лагеря Camp III, что бы установить палатки. В это время, два носильщика спустились в низ в лагерь Camp II, что-бы взять еще одну партию груза наверх.

20 июня, когда в эту дату наша прошлогодняя экспедиция уже сворачивалась, сейчас мы активно работали над созданием лагеря Camp III на отметке 6600 метров на стороне Диамир.
Годом ранее, отсюда Кинсхофер и Лёв разведали маршрут по северному краю ледового поля. На этот раз план восхождения был смещен ан Южный гребень, с тем что бы пройти ледник Бажин с как можно более полными силами.

В 6:00 утра штурмовой отряд был на выходе на маршрут. Тони Кинсхофер был руководителем этой штурмовой группы, в ней участвовали
Андерль Маннхардт, Мичль Андерль, Манфред Штурм, Циги Лёв.
Все они несли на себе груз от 7 до 10 килограм: Андерль Маннхардт нес палатку, остальные газовые горелки, еду и снаряжение.

Вскоре после штурмового выхода Циги Лёв начал жаловаться на боль в пальцах ног, которые оказались обмороженными еще в период работы над прокладкой маршрута выше лагеря Camp II 16 июня. Однако, несмотря на боль, Циги не хотел покидать штурмовую группу, что бы вместе со своими товарищами участвовать в восхождении на вершину Нангапарбат.

Уже ближе к полудню группа вышла к предвершинному гребню, где на них обрушился сильный ледяной ветер, который сметал весь снег с ледника Бажин. Небо было все еще солнечным, но за гребнем они могли видеть тяжелые кучевые облака, медленно но уверенно надвигающиеся на вершину восьмитысячника.

Штурмовая группа разбила промежуточный лагерь сразу за хребтом у Северной вершины, на сильном ветру, на отметке 7160 метров.
Это было опасное место для бивуака - незащищенное от ветров и ледопадов, это был просто маленький участок снежного склона, а котором пять человек сидели укрывшись палаткой в своих спальных мешках.
По обе стороны от палатки на хребте они могли видеть многочисленные трещины в скальном массиве, по одной из которых им предстояло подняться на вершину.
Проведя разведку, они обнаружили подходящую линию к юго-востоку на леднике Бажин, выходящую на отметку 7900 метров на вспомогательные пики основной вершины с их многочисленными скальными башенками, отделенными от основного массива большим разрывом.
Разность высот между ними в лагере Camp IV и основной вершиной Нангапарбат составляла 90 метров... Ночь они провели прижавшись друг к другу, стараясь не замерзнуть.
В этот момент все надеялись что их ночной выход не прервет плохая погода, ведь второго штурма не предполагалось.

Андерль Маннхардт ( Anderl Mannhardt) на первом траверсе на пути к высотному лагерю Camp III на западной стене Нангапарбат.  Экспедиция Херлигкоффера, 1962 год
Андерль Маннхардт ( Anderl Mannhardt) на первом траверсе на пути к высотному лагерю Camp III на западной стене Нангапарбат. Экспедиция Херлигкоффера, 1962 год


Но погода их не жаловала. 21 июня густая пелена облака окутала вершину Нангапарбат, и к 2:00 ночи над маленькой палаткой у вершины Нангапарбат бушевала гроза, время от времени к раскатам грома добавлялся отдаленный рев сходимых со склонов горы лавин.
В таких условиях, все что могли делать альпинисты это лишь ждать послабления погоды... но долго ждать они не могли, провизия подходила к концу и было ясно что им предстоит попытать свои силы сегодняшней ночью, не позже. Если небо проясниться, они смогут взойти на вершину, если нет, то они вынуждены будут спуститься в лагерь Camp III или в Camp II, откуда попытаются повторить штурм.

Вскоре после полуночи, в первые часы 22 июня, погода неожиданно прояснилась, хотя все еще дул сильный холодный ветер над хребтом.
Но, несмотря на сильный холод, альпинисты все же решают выйти на штурм Нангапарбат.
Только Мичль Андерль вынужден был отказаться от штурмового восхождения, сказав что исчерпал все свои силы.
И теперь четверка альпинистов вышла на штурм вершины. Циги Лёв вышел первым лидером в этой связке, вскоре его сменили Кинсхофер и Маннхардт; но Манфред Штурм вскоре почувствовал недомогание... примерно через два часа он понял что не может держать темп группы... и вынужден был повернуть обратно.

Теперь штурмовая группа состояла из трех альпинистов. Они поднимались в ярком лунном свете. Около 4:00 утра на востоке, со стороны ледника Бажин начала заниматься заря. Группа к этому моменту уже прошла "зону смерти" - отметку 8000 метров, где человеческий организм не может восстанавливать свою собственную энергию, даже в состоянии покоя.
В этой зоне альпинисты находились уже несколько часов. Тони Кинсхофер предположил что его группа сможет дойти к предвершинному плечу за четыре часа.... В то время как при детальном обсуждении маршрута на этот участок выделялось время не менее чем шесть-семь часов. Этот факт еще раз подтверждает то, что в экстремальных условиях высокогорья, человеческий мозг работает неадекватно, и в данном случае Тони ввел в заблуждение свою связку неодооценив действительное расстояние.

Западная сторона - сторона Диамир восьмитысячника Нагапарбат (Diamir Face of Nanga Parbat). Маршрут Кинсхофера (Kinshofer Route, 1962, оригинальный маршрут). Точками отмечены высотные лагеря
Западная сторона - сторона Диамир восьмитысячника Нагапарбат (Diamir Face of Nanga Parbat). Маршрут Кинсхофера (Kinshofer Route, 1962, оригинальный маршрут). Точками отмечены высотные лагеря


К 9:00 утра они все еще не могли подойти к плечу, остановившись у скального участка ниже плеча. Здесь они начали искать варианты подъема по нему, выйдя в итоге на маршрут восхождения Германа Буля 1953 года.

В итоге, за восемь часов восхождения команда поднялась на 600 метров. Теперь, их первоначальная идея о восхождении на вершину и спуск с нее в этот же день провалилась.

Им предстояло провести ночь под открытым небом в "зоне смерти". И также как и Герман Буль девять лет назад они серьезно просчитались в расстоянии до вершины, и также как и Герман, они не взяли с собой в штурмовое восхождение бивуачных вещей: не было ни спальных мешков ни запаса еды.
Все что они имели это немного сухого пайка в их карманах.

Отдохнув полчаса-час, трое альпинистов в связке в 30-и метровой веревке с ведущим лидером Тони Кинсхофером начинают штурмовое восхождение. Они проходят тяжелый ледово-каменный участок в сильно ослабленном физическом состоянии. Технические трудности на маршруте оценивались здесь как класс между II и III, но на полпути к вершине их восхождение остановилось у большого жандарма с большим углом уклона стены.
В этой сложности команда решает обойти его по гребню горы, слева от восточной части стены Бажин, сейчас у них под ногами пропасть в 4500 метров...

Внезапно Тони ощутил как натянулась веревка, и Лёв исчез из виду, только благодаря молниеносным действиям Маннхардта, падение Лева в обрушившийся снежный мост было остановлено, пр этом связка съехала в них по склону на 5-7 метров.
Вскоре, Лёв поднимается к своим товарищам -целый и невредимый, но свой ледоруб он не смог удержать в руках, и тот улетел в низ.

В это время погодные условия на хребте становятся хуже, продвижение тройки альпинистов еще более замедлилось. В этом участке перед вершиной они проводят семь часов, в отличие от соловосхождения Германа Буля, который на этом же участке провел лишь четыре часа.
К этому времени группа вышла к Северному плечу Нангапарбат на отметку 8100 метров в ужасно холодных условиях.
К 16:00 вершина уже давно была скрыта от их взглядов плотной облачностью, но все же в редких проблесках в облаках они могли видеть языки Рупальского и Диамирского ледников.

Спотыкаясь и падая на колени, медленно продвигаясь вверх, тройка альпинистов наконец, достигает вершины горы Нангапарбат уже после 17:00 вечера.
Силы их полностью исчерпаны. В нескольких метрах ниже ледяной шапки вершины они замечают маленькую пирамиду которую построил Герман Буль 3 июля 1953 года .

Это штурмовое восхождение из лагеря Camp IV заняла у группы Кинсхофера 16 часов, но, несмотря на длительный и трудоемкий маршрут они его смогли пройти, они все были в хорошем настроении, хотя Лёв по его словам уже окончательно потерял чувствительность пальцев ног.
После фотографирования себя на вершине горы, они направились в низ.

 Открытка экспедиции Херрлигкоффера к Нангапарбат в 1962 году с подписями всех ее участников. обратная сторона открытки экспедиции Херрлигкоффера к Нангапарбат в 1961 году с видом на сторону Диамир восьмитысячника Нангапарбат
Открытка экспедиции Херрлигкоффера к Нангапарбат в 1962 году с подписями всех ее участников. обратная сторона открытки экспедиции Херрлигкоффера к Нангапарбат в 1961 году с видом на сторону Диамир восьмитысячника Нангапарбат


Но им явно не хватало времени для спуска по плечу, поэтому на ночь, трио нашли небольшую щель в предвершинном скальном участке, всего в 90 метрах от вершины.
Сейчас их одежда была их единственной защитой от экстремальных ночных условий восьмитысячника. Они прижались к скале и к друг другу, с тем что бы уберечь свои спины и бока от холода как можно лучше.

На то время это был самый высокий открытый бивуак в истории альпинизма, в котором ночевали люди. За ночь Кинсхофер и Маннхардт также потеряли ощущения в своих пальцах. Они пытались не уснуть, но постоянно проваливались в забытье и снова просыпались от дрожи в теле от ужасного холода.
Вряд ли здесь можно описать словами то, что пережили эти трое альпинистов, как они жаждали солнечного тепла и безопасного спуска в низ.
В течении ночи, Лёв, который больше всех страдал от обморожения, принял слишком много обезболивающих таблеток катовита и был в состоянии близком к наркотическому опьянению (катовит - это своего рода наркотик, который заставляет организм выделять в которкий промежуток времени весь запас внутренних сил, за который расплачиваться приходится после, длительным восстановлением и беспомощностью, к симптомам которых относятся сильная слабость, потеря кровообращения, иногда галлюцинации и состояние панического страха)

С первыми лучами солнца, трое альпинистов оставили свой ледяной бивуак и поднялись на несколько метров, отделяющих их от гребня хребта, на котором они провели длительное время отогреваясь в лучах восходящего солнца.

В 6:00 они начали спуск вдоль горизонтального участка хребта и дошли до плеча к 7:00 утра.. Дальше их путь лежал по жандарму, где они нашли для себя удобный небольшой кулуар спускающийся к верхней части плато Бажин.

Далее на пути в низ для альпинистов не было никаких технических трудностей, но их силы были практически исчерпаны, и ночевка у вершины не могла их восстановить. Их бороды и брови были покрыты коркой льда, капюшоны курток также обледенели. Время от времени они пытались разглядеть маршрут спуска сквозь прищуренные глаза. Сейчас они спускались уже не в связке, и в какой то момент Кинсхофер понял, что они очень сильно разрываются друг от друга, а Лёв очень сильно отстает.
Обеспокоенный медленным продвижением Лёва, Тони начал кричать ему о том, что бы он нашел в себе силы и шевелился быстрее. В ответ Тони услышал слабый голос Лёва, находящегося на 200 метров выше по склону, и просящий придти к нему на помощь.
Тони был убежден что Лёв сейчас страдал от очередного приступа головокружения и слабости, которые обрушились на него после чрезмерного нервно-физического напряжения при восхождении.

Тони начал подниматься к своему товарищу так быстро, как мог. Едва он поднялся на 50 метров, какая то тень быстро пересекла его восхождение!

Это был Циги Лёв! Он упал при спуске и теперь катился на спине, широко расставив ноги в сторону, не двигаясь, ни произнося ни звука.
У начала ледяного оврага его тело подскочило на снежной насыпи и взмыло вверх как на трамплине. Лёв сильно ударился о ледовый склон горы головой, из-за чего открылась рана.
В это время Маннхардт был далеко впереди ниже по склону, и сперва совершенно не осознавал какая произошла трагедия, но встревоженный криками Тони, он быстро начал подниматься к травмированному Лёву.

Вдвоем они обнаружили Циги Лёва на отметке около 7650 метров с зияющей раной лобовой доли головы, с повреждениями внутренних органов и в бессознательном состоянии: его голова, руки и ноги висели словно как у погибшего человека.
После того, как Тони и Маннхардт пришли в себя от шока, они решили транспортировать Лёва в лагерь Camp IV.
Но им хватило лишь нескольких метров, что бы понять, что бы их состоянии эта процедура была практически невыполнимой, ведь они сами были в состоянии физического истощения.

Тогда они решили, что Тони остается вместе с раненным товарищем, а Маннхардт, приняв таблетки первинтина продолжил спуск к нижним лагерям за помощью.
Ему нужно было спуститься к лагерю Camp III, поскольку в Camp IV не было никого, более того, на его пути были опасные ледовые трещины, на которых его спуск никто не мог страховать...

Но Маннхардту повезло, и спустя три часа он прошел опасное ледовое поле. Затем, уже не обращая внимание на все элементарные моменты безопасности в альпинизме, он прошел до лагеря Camp IIIпо прямой, вертикальной линии.

Мы в базовом лагере видели его невероятный спуск и понимали, что что-то должно было вынудить его к этому безумному шагу, что-то экстраординарное.
В 15:45 мы услышали новость о страшной трагедии с Циги Левом, который сейчас лежал бесчувственным у ног Тони Кинсхофена на отметке 7650 метров. Он ждал нашей помощи...

Тони продолжал следить за состоянием своего умирающего друга, ошибочно полагая что помощь придет к нему снизу в течении нескольких часов. В этот момент он уже не мог адекватно оценивать сложившуюся обстановку, поскольку также начал страдать от галлюцинаций, видя вокруг себя движущиеся предметы, слыша голоса, зовущие его по имени; пока очередной ледяной порыв ветра не приводил Тони в чувство реальности.

К 19:00 вечера... Циги Лёв умер на руках Тони Кинсхофера...

Циги Лёв (Siegi Löw) на Нангапарбат в 1962 году
Циги Лёв (Siegi Löw) на Нангапарбат в 1962 году


Тепрь для Тони настало время думать о своей собственной безопасности. к 20:30 он начал спускаться сам, по следам Маннхардта, до тех пор пока мог разглядеть их в темноте.
Он потерял свой ледоруб, и забыл что оставил у тела Циги Лева свой рюкзак (которым он укрывал Циги) с фотоаппаратом, на котором были запечатлены их триумфальные моменты покорения Нангапарбат.
Более того, при прохождении ледового поля, крепление его кошек сломалось, и он вынужден был поправлять их рукой буквально каждый шаг!
Тони был окончательно дезориентирован, он не знал на какой высоте он находиться и как долго еще спускаться пока кто либо не придет ему на помощь... он стардал от галлюцинаций: спотыкался и падал, думая что идет по табачной плантации....

Час за часом продолжался этот, казалось бы, бесконечный спуск, Тони медленно продвигался в направлении к высотному лагерю Camp IV. Время от времени он валился на снег, лежал несколько минут отдыхая... в надежде восстановить силы. В эти моменты он был наиболее близок к гибели - лишь нечеловеческими усилиями воли он заставлял себя не заснуть в снегу.
Теперь он находился на отметке 7000 метров, и еще одна лунная ночь накрыла Нангапарбат...

Мы, находящиеся в Базовом лагере думали что Тони сейчас находится в лагере Camp IV, но он всю ночь боролся на склоне горы!
И к 8:00 утра вышел к вершине горного хребта, на маршрут ведущий к лагерю Camp III.

В 9:00 утра Тони Кинсхофера обнаружила спасательная команда шерп, вышедшая накануне из Базового лагеря.

Печальная весть о смерти Циги Лёва была разбавлена радостным известием что Тони выжил!

В течении 56 часов он выдержал смертельную схватку в экстремальных условиях за свою жизнь... без еды, воды, крова над головой и в близком к бессознательному физическому состоянию...

Тони Кинсхофер (Toni Kinshofer)  и  Андерль Маннхардт ( Anderl Mannhardt) после восхождения на Нангапарбат. июнь 1962 года
Тони Кинсхофер (Toni Kinshofer) и Андерль Маннхардт ( Anderl Mannhardt) после восхождения на Нангапарбат. июнь 1962 года


Что бы спустить Тони в Базовый лагерь в данных обстоятельствах потребовалась вся ночь на 24 июня. Шерпы доставляли Тони от одного высотного лагеря к другому. В базовом лагере к этому моменту была подготовлена медицинская палатка, куда и доставили Тони в критическом состоянии и сильно обмороженными ногами.

В Базовом лагере команда посвятила час памяти погибшего Циги Лёва, возведя в его честь мемориальную пирамиду на месте где стояла его палатка, и на следующий день, когда состояние Тони стабилизировалось, вся экспедиция покинула Базовый лагерь.
Всю дорогу мы несли Тони на носилках... Лишь на третье утро мы дошли до моста Бунар, где нас ждали джипы. И лишь через сутки мы были в дороге домой...

Существующие на сегодняшний день маршруты восхождения по Диамирской стороне на восьмитысячник Нангапарбат:

 Западная сторона - сторона Диамир восьмитысячника Нагапарбат (Diamir Face of Nanga Parbat).<br>(1) Маршрут Кинсхофера (Kinshofer Route, 1962, оригинальный маршрут). <br>(1a) Современный вариант маршрута Кинсхофера. <br>(2) Маршрут братьев Месснеров 1970 год<br>(3) Маршрут спуска в соловосхождении Рейнхольда Месснера, 1978 год<br>(4) Словенский маршрут (Slovenian route), 2011 год <br>(5)  Маршрут соловосхождения Рейнхольда Месснера, 1978 год<br>(6) Предвершинный участок маршрута Шелла (Schell route), 1976 год (восхождение совершалось с Рупальской стороны через перевал Мазено).<br>Кроме того, сегодня существуют несколько вариантов маршрута Шелла, например прохождение 1981 года авторства Ronald Naar; также проходили свои варианты альпинисты Viki Groselj и Irena Mrak
Западная сторона - сторона Диамир восьмитысячника Нагапарбат (Diamir Face of Nanga Parbat).
(1) Маршрут Кинсхофера (Kinshofer Route, 1962, оригинальный маршрут).
(1a) Современный вариант маршрута Кинсхофера.
(2) Маршрут братьев Месснеров 1970 год
(3) Маршрут спуска в соловосхождении Рейнхольда Месснера, 1978 год
(4) Словенский маршрут (Slovenian route), 2011 год
(5) Маршрут соловосхождения Рейнхольда Месснера, 1978 год
(6) Предвершинный участок маршрута Шелла (Schell route), 1976 год (восхождение совершалось с Рупальской стороны через перевал Мазено).
Кроме того, сегодня существуют несколько вариантов маршрута Шелла, например прохождение 1981 года авторства Ronald Naar; также проходили свои варианты альпинисты Viki Groselj и Irena Mrak



От ред: Андерль Маннхардт обморозил в этом восхождении ноги и ему пришлось ампутировать переднюю часть стопы и пятку, но несмотря на это он продолжал заниматься альпинизмом.
Тони Кинсхоферу ампутации подлежали гораздо большие участки тела, но несмотря на это он снова участвует в экспедиции Херрлигкоффера на Нангапарбат в следующем, 1963 году.
В 1964 году Тони Кинсхофер погиб при падении с одного из скальных маршрутов в Баварском регионе Battert


На эту статью распространяется закон об «Авторском праве». Перепечатка материала на другие ресурсы возможна только с разрешения администрации сайта! Спорные вопросы разрешаются в судебном порядке

Теги: Nangf Parbat, нангапарбат, Нанга Парбат, восхождение на Нанга Парбат, история восхождения на Нанга Парбат, сторона Диамир, восхождение по Западной стене Нангапарбат, Nanga Parbat Diamir Face, экспедиция 1962 года, Kinshofer Route 1962
Автор: Редакция 4sport.ua
Просмотров: 5080
Опубликовано 2013-11-11 в

comments powered by Disqus