История альпинизма в лицах: Георгий Николадзе. Отец советского альпинизма.

Мы продолжаем публикацию статей История альпинизма в лицах >>>> , в этой статье мы расскажем о:

Георгии Николадзе (1888-1931)


Годом начала нового периода в развитии высокогор­ного спорта, датой зарождения советского альпинизма принято считать 28 августа 1923 г., когда восемнадцать студентов и научных работников Тбилиси во главе с проф. Г. Н. Николадзе совершили восхождение на вершину Казбек. Уже в этом первом восхождении была видна ос­новная черта советского альпинизма — его массовость.

27 августа группа студентов Тифлисского университета во главе с доцентом Г.Н. Николадзе — вышла на штурм Казбека. Тогда 18 человек совершили восхождение (в т.ч. 5 девушек).

28 августа 1923 г. «первая грузинская экспедиция на Казбек» в двадцатиградусный мороз достигла своей цели — вершины. «Свершилась мечта долгих лет. Есть нам чем гордиться, на вершине нас восемнадцать», — за­писал в своем дневнике руководитель восхождения проф. Г. Н. Николадзе.

3 сентября еще одна группа, которую до 4500 метров вел профессор А. Дидебулидзе, взошла на Казбек. Всего в двух группах на вершине побывало 26 человек.


В этих восхождениях начали вырисовываться свои особые черты советского альпинизма — это массовость, организованность, предварительная теоретическая и практическая подготовка восходителей перед штурмом основной вершины. Постепенно была создана стройная система подготовки альпинистов от начинающих до спортсменов высокого уровня с параллельно существующей системой подготовки инструкторов-методистов разных категорий.

русский «сокол», юзовский доменщик Георгий Николадзе
русский «сокол», юзовский доменщик Георгий Николадзе
Судьба Георгия Николадзе достойна восхищения, но имени его нет на карте Донецка

...В конце апреля 1918 года Донбасс навсегда покидал 30-летний инженер-металлург Георгий Николадзе. За плечами оставались годы работы на Юзовском и Петровском (Енакиевском) металлургическом, Лисичанском химическом заводах.
Бессонные ночные смены в доменных цехах, устройство спортивных обществ, дружба с выдающимися инженерами своего времени Михаилом Курако и Иваном Бардиным, начало работ над математическими трудами, которые со временем принесут ему славу выдающегося геометра Советской Грузии и всего Союза. Впереди тоже много чего было, но обо всем по порядку.

Повезло. В кругу «кураковцев»

В канун Первой мировой войны Новороссийское общество в Юзовке переживало начало «русской эпохи». После того, как в 1908 году англичанина Андерсона у руля металлургического завода сменил Адам Свицын, в цехах и инженерских конторках прибавилось русской речи. Свицын, человек неуемной энергии и практических взглядов, переманил на свой завод из Краматорска Михаила Курако.
«Королем доменщиков Юга России» прозвали его. И недаром. Курако славился тремя вещами: мгновенно вникать в суть проблемы и столь же решительно находить единственно верный путь ее решения, недюжинными организаторскими способностями и, наконец, безошибочным кадровым чутьем. Молодые русские инженеры почитали за честь войти в так называемое «Куракинское браство» - сообщество инженеров, техников, квалифицированных рабочих, фанатично преданных любимому делу - металлургии.

Авторитет Курако был настолько велик, что Свицын, нуждавшийся в человеке, который оживит доменное производство, старое юзовское наследство, не только «забыл» о том, что Курако еще совсем недавно, во время первой русской революции, был одним из руководителей боевой дружины большевиков в Краматорске (за что отсидел четыре года в вологодской ссылке), но и взял его на одну из ключевых должностей в руководстве предприятием - обер-мастера доменного цеха. Очень скоро он сделал его начальником цеха и выделил в его распоряжение двухэтажный особняк.

Перечислять все новшества, введенные Михаилом Курако на Юзовском заводе можно долго, для нашего же рассказа выделим такое - он ввел должности сменных инженеров, полностью отвечавших за работу доменного производства в своей смене. Это дело он поручал молодым инженерам, недавним выпускникам вузов, справедливо полагая, что молодости свойственны амбиции, азарт и тяга к новому. Практически это были заместители Курако.
Так на производство пришли будущие корифеи советской металлургии Иван Бардин и А. Новоспасский, организаторы грузинской металлургии Ираклий Лордкипанидзе и Георгий Николадзе. Оба грузина, начинали свою карьеру в Юзовке простыми чертежниками. Но, если учесть, что сам Курако прошел путь от чернорабочего и каталя до горнового, то стартовая площадка для вчерашних господ студиозов была благоприятной.

Казбек
Казбек
Странный грузин — инженер без мата

Николадзе в чертежники, впрочем, попал случайно. По окончании курса в Санкт-Петербургском технологическом институте, он четыре месяца проработал на Красногорском заводе в Туле, откуда сбежал к Курако, в Юзовку, забыв на прежнем месте работы диплом. Но талант себе дорогу быстро пробивает - проект эффективного дымоотвода, придуманного Николадзе, показал Курако, что перед ним зрелый инженер и Георгий был переведен в сменные доменные начальники.
Советский биограф Николадзе пишет об этом времени в жизни Георгия Николаевича: «по тринадцать часов в сутки отдавал он работе, терпеть не мог лентяев и халтурщиков, однако даже при «разносе» редко повышал голос и никогда не задевал самолюбия человека.
Рабочие его очень любили, но говорили о нем: «Егорий Николаевич душа-человек, да вот только ругаться не умет, а без этого работа не спориться». Едва ли не единственный из всех «кураковцев» ругаться Георгий Николаевич так и не научился». Что правда, то правда, но сей «недостаток» молодой человек с лихвой покрывал ворохом достоинств, коих лишено было большинство представителей инженерного корпуса и города, и страны.

«Сокол» он и в Юзовке «Сокол»

Уже в студенческие годы Георгий Николадзе заявил о себе, как выдающийся спортсмен. В то время все болели за «соколов» - так называли членов спортивно-патриотического движения, родившегося в Чехии и распространившегося на все славянские страны. Георгий с гимназических лет прилично плавал, слыл превосходным гимнастом. Вступив в ряды русских «соколов», он прославил их на слете в Софии в 1911 году, и на следующий год в Праге, где становился призером в упражнениях на снарядах (кольца, турник, брусья) в шестиборье (так тогда называлось многоборье).

Молодой спортсмен и патриот в эти же годы пишет для газеты «Сокол», подводя теоретическую базу для всесокольского движения страны. В частности, в статье «Идея русского сокола» будущий доменщик и геометр размышлял так: «Русский сокол - не для племени, а для государства. Не одно русское племя должен он объединять, а все русское государство. Не великороссов должен он сблизить со славянством, а Россию».

Всю свою жизнь Георгий Николаевич посвятил спортивному просветительству. Ни ответственная должность на заводе, ни упорные занятия наукой, не могли оторвать его от сокольского движения. Еще студентом, в 1913 году он создал в Петербурге «Третий сокол», так называемый кавказский, для студентов из Закавказья. Своего дела энтузиаст Николазде не оставил и в донецких степях.

Правда, в Юзовке, с ее особым режимом управления и рядом местных обычаев и установлений открыть сокольское отделение было не так просто как в столице, требовалось особое разрешение. И оно было получено. Как? Свет на это проливает отрывок из воспоминаний начальника и друга Николадзе, Ивана Бардина.

«Николадзе никогда не замыкался только в заводских интересах, - пишет Иван Павлович, - ... всюду, где не появлялся, организовывал спортивные общества. В Юзовке им также было организовано спортивное общество «Сокол». Он умел ладить с большими людьми, пользуясь успехом у их жен и дочерей. При этом Николазде был аскетом и нигде не позволял себе легких похождений с женщинами».

Теперь смотрите:
а) у юзовских металлургов был обычай посещать так называемые «субботники» в доме директора Свицына;
б) Николадзе «умел ладить с большими людьми, пользуясь успехом у их жен и дочерей»;
в) в Юзовке у него появился земляк-единомышленник по сокольскому движению Ираклий Лордкипанидзе, а первым директором местного «Сокола» история зафиксировала «генеральшу» Любовь Антоновну Свицину.

Сложить перечисленное несложно - под высоким покровительством Адама Свицына (не просто ведь директором был человек - полпроцента прибыли НРО имел) и его жены, спортобщество начало деятельность под фактическим руководством двух инженеров-грузин. Георгий и Ираклий по очереди занимались с «соколами» - по два часа три дня в неделю каждый. Гениальная схема менеджмента на пустом месте... Итог - рождение массового спорта в Донецке на их счету.

Георгий Николадзе
Георгий Николадзе
Теоремы на доменных бланках. На Петровском заводе

В конце 1915 года, в самый разгар войны, когда нагрузка и на рабочих, и на инженеров завода стала огромной, Георгия сбила с ног жесточайшая пневмония - профессиональная болезнь доменщиков. Врачи еле вытащили его с того света. Целый год провел он вдали от огненных печей, на Лисичанском химзаводе.

А в самом конце 1916 года Бардин, ставший главным инженером Петровского металлургического завода в Енакиево, позвал его к себе начальником доменного цеха. Здесь он возвращается к работе над проблемами математики, занимавшими его всю жизнь. Спустя девять лет, уже будучи доцентом Тбилисского университета, Николадзе защитит докторскую диссертацию в Сорбонне. Многие из материалов к ней сохранились в семейном архиве Николадзе - они написаны на обороте бланков доменного цеха!

А спорт... - ну, естественно, и в Енакиево было создано сокольское общество. При этом раз в неделю, на разбитом заводском «Фиате» Николадзе мотался в Юзовку - проведать своих тамошних питомцев.

Революции 17-го года привели к омертвению Донбасса. Заводы замирали без угля, руды, заказов, рабочих рук. Дольше других держался Енакиевский завод, национализированный советской властью. Но и ему не под силу было вынести бремя разрухи. Тот период в дневнике Николадзе отмечен в духе черного юмора:

«На Большевостском заводе в Енакиево»
Технический персонал. Главный инженер (Бардин):
Мартены, домны, бессемеры,
Подвластны мне - я Главковерх,
Да только печи, все без меры,
Да только мрет за цехом цех...

Начальник доменного цеха (Николадзе):
Над домнами самим Правлением
Бродяга ставлен был бездомный,
И превратил своим Правленьем
«Цех доменный» он в «цех без домны».
В моих ушах звучит как эхо,
До смеха странный созвук слов -
Начальник доменного цеха
И председатель соколов.


Подтрунивая над собой, честные инженеры тянули производство до последнего, но когда пришла германская оккупация, Георгию стало ясно - пора возвращаться домой, донбасский период прожит.

Отец советского альпинизма. «Шевардени» на Казбеке

Бывший донбасский доменщик становится грузинским ученным. Пишет работы по теории геометрии, затем берется за организацию ферромарганцевого производства в Западной Грузии.
Но всесоюзную славу ему принес все тот же спорт. В 1923 году Георгий Николадзе добился создания в Грузии массового спортивного общества «Шевардени». Знаете, как на русский переводится? - «Сокол»! И первым подвигом «Шевардени» стало покорение в августе того же года Казбека. Так родился советский альпинизм.

В 1931 г. на испытаниях металлургического комбината в Зестафони, его снова настигает пневмония. На сей раз - смертельная.

***
Именем Георгия Николадзе названы пик на Памире, улицы в Грузии, престижная математическая премия АН Грузии, Зестафонский завод ферросплавов. Но ни в Донецке. ни в Енакиево нет ни тени памяти о человеке, который сделал так много и для промышленного, и для спортивного развития края. Увы...

Теги: альпинизм, Георгий Николадзе, Казбек, восхождение на Казбек
Автор: http://dofa.dn.ua
Просмотров: 3263
Опубликовано 2012-12-10 в альпинизм

comments powered by Disqus